«С горшка на подиум»: запрет на детство

Каждый хороший родитель уверен в том, что его чадо заслуживает лучшего, но достигается эта благая цель порой весьма своеобразно. Вместо того, чтобы позволить ребенку спокойно прожить свое детство, его с младых ногтей загоняют во взрослый мир и приучают к «полезной деятельности», превращая в механизм реализации собственных амбиций и не давая быть собой.

«Труд облагораживает»

Например, некоторые буквально с рождения лепят из отпрысков «звезд», считая, что чем раньше их ребенок покорит суровый мир шоу-бизнеса, тем больше перспектив откроется перед ним в дальнейшем. Возможно, сам ребенок при этом мечтает стать ветеринаром и спасать зверушек, но родителей это не волнует – им виднее, как лучше. Как в той поговорке: «Мама прожила свою жизнь, проживет и твою». И вообще, «яйца курицу не учат» – особенно если у мамы есть Instagram и подружки, перед которыми можно похвастаться разными фото с детских конкурсов.

Другие, чьи амбиции не столь велики, засовывают совсем маленького ребенка во всевозможные кружки и секции, не спрашивая при этом его согласия и вырабатывая стойкую аллергию на труд как таковой. В то время как его сверстники ковыряются в песочнице и ловят бабочек, он едва ли не одновременно делает шпагат, долбит по фортепьяно и читает в оригинале британских классиков, завистливо поглядывая в окно на свободных от всего этого кошмара товарищей.

Кто-то просто ностальгирует по «старине», когда «мамкины опоры» едва ли не с самого рождения пахали в поле и доили коров. Праздность и безделье в понимании таких родителей с развитием несовместимы и должны быть исключены.

Так или иначе, методов испортить чаду детство и превратить его в «раба на галерах», нагрузив взрослыми функциями, более чем достаточно. Но чем бы ни оправдывали свою позицию родители, в большинстве случаев речь идет не столько об интересах ребенка, сколько о самоутверждении взрослых.

Недетские амбиции

Справедливости ради, стоит отметить: склонность определять приоритеты за детей присуща абсолютному большинству родителей. На их стороне – «намозоленный» жизненный опыт, собственные детско-родительские травмы и вытекающая из них вселенская мудрость в духе «меня отец порол, и ничего, вырос человеком». Если ребенок попробует возмутиться и отказаться от предложенной схемы, ему напомнят, «кто кого родил».

Конечно, вытаскивать малыша, как клоуна, на подиум – гораздо лучше, чем до старости делать из него инфантильного и недееспособного инвалида (что, в частности, характерно для родителей с делегированным синдромом Мюнхгаузена, стремящихся удержать ребенка в единоличном пользовании для решения собственных психологических проблем). Может показаться, что общее есть в обеих схемах: и там, и там матери воспринимают отпрысков как инструмент собственной реализации, игнорируя личность и потребности детей. Но матери с делегированным синдромом Мюнхгаузена хотят видеть рядом с собой исключительно зависимого ребенка, которому счастье и успех не положены по определению, не хотят его взросления, сепарации и ухода. Они реализуются посредством исполнения функций «хорошей родительницы», повышая за счет «немощного инвалида» свою самооценку и добиваясь одобрения окружающих. А второй тип матерей, также реализуя за счет ребенка какие-то собственные задачи, при этом внушает ему директиву не быть ребенком вообще, как бы проповедуя «запрет на детство».

«Таких детей как бы призывают быть рациональными, избегать своих эмоций. Если не говорить про медийных личностей, в обычной семье с таким отношением (стимуляцией взрослого состояния как хорошего, достойного похвалы) может столкнуться единственный или старший ребенок. Такие дети потом испытывают сложности  в общении, напряжены и неестественны, а в дальнейшем могут играть в те же игры уже с собственными детьми. Их собственное детство было под запретом», – говорит психолог, психотерапевт Павел Гаськов.

Со стороны родителей такое воспитание можно назвать проявлением эгоцентризма, контроля, доминирования, считает эксперт. Отрицание права ребенка быть личностью и стремление прожить за него, характерное для родителей с делегированным синдромом Мюнхгаузена, отчасти проявляется и тут. Ребенку слова не давали: слово «мамки» – закон. Часто «мамка» хочет доказать окружающим, что ее ребенок – не хуже ее самой и способен на те же достижения, что и она. Либо, напротив, родителю что-то не удалось, но он хочет, чтобы эту недоработку поправил отпрыск. Но если делегированный синдром Мюнхгаузена – все же болезнь с тяжелыми последствиями для подопечного, переходящая в бред, то во втором случае речь идет, скорее, о невротическом спектре, связанном с личностными особенностями родителя. Результат его деятельности можно довольно легко скорректировать. В конце концов, в последнем случае родительская матрица не всегда определяет дальнейшую жизнь ребенка, который может «забить» на родительские установки и зажить по собственному сценарию.

«Часто бывает, что дети уходят с того поприща, на которое их с малолетства вывели родители. Подрос, понял, что не хочет петь, и пошел изучать бизнес. Самое главное, чтобы любой родитель чувствовал грань, нарушение которой может привести в будущем к появлению асоциальной личности, уголовника, психопата. Родитель должен понимать, чем обернутся его установки в дальнейшем», – говорит Гаськов.

Цена успеха

Опять же, стремление матери к тому, чтобы ее ребенок был на виду, развивался, получал признание, гораздо более социально приемлемо, чем попытки удержать ребенка до 40 лет в инвалидном кресле, кушающим с ложечки мамину стряпню и пускающим слюни. Конечно, это крайности: чаще инфантилов выращивают менее брутальными способами. Но в любом случае на фоне инфантила ребенок, прошедший в пять лет огонь, воду и медные трубы, выглядит более жизнеспособным. Недетские функции и родительская установка на быстрое взросление с принятием рациональных решений могут простимулировать в нем развитие личностных качеств. Такой ребенок с малолетства познает цену успеха, осваивает навыки конкурентной борьбы и, возможно, действительно будет лучше адаптирован к суровому взрослому миру, чем его сверстники. «Когда ребенку внушают «не расти», его лишают личностной автономии. А когда заставляют «расти поскорее», он и растет, и начинает говорить «нет». Он уже ощутил взрослую жизнь, научился быть рациональным», – говорит врач.

Но это не отменяет того факта, что такой ребенок лишается детства и права быть ребенком, а навыки «конкурентной борьбы», впитанные с молоком матери, в будущем могут мутировать в привычку идти к намеченной цели напролом, любыми, даже не самыми этичными средствами. К тому же, если малолетке внушают, что слава любой ценой – это хорошо, на выходе может получиться личность со сбитыми ориентирами. Особенно это небезопасно в век дешевой сетевой популярности, когда и так в попытках привлечь к себе внимание подростки не брезгуют ничем.

Ну и, наконец, отдельная история, когда родители выпихивают ребенка во взрослую жизнь (или поощряют такое стечение обстоятельств) в расчете на пресловутый «стакан воды». В этом случае ребенок, едва встав на ноги, уже должен быть опорой, подмогой и поддержкой, обязанностей у него чрезмерно много, а прав, соответствующих его возрасту, по сути, никаких. Известны случаи, когда дети с раннего возраста добивались успеха на том же модельном поприще или в кинобизнесе, а родители быстренько бросали работу, усаживались детям на шею и расслаблялись, сопровождая все это тезисами о дочерних или сыновних «долгах», которые «надо возвращать».

Судьба некоторых таких детей сложилась не очень удачно: к 20 годам они становились постоянными пациентами наркологических клиник и психотерапевтов. Слава оказывалась быстротечной, с возрастом они переставали интересовать своих недавних благодетелей из числа продюсеров и агентов, а идти работать, как все, не имея ни должного опыта, ни образования, ни квалификации им, естественно, не хотелось. Обычный мир с его усредненными радостями не мог предложить таким повзрослевшим детям уровня, к которому они привыкли в подростковом возрасте, и казался слишком скучным. В итоге некоторые из них закончили «блестящую карьеру» в окружении пустых бутылок на паперти.

Так что экспериментировать с воспитанием можно, но осторожно. Пускать все на самотек, позволяя ребенку расти, как сорняку – конечно, лишнее, но и полностью подменять его цели, желания и жизнь собственными родителям, пожалуй, тоже не стоит. Во всем нужна золотая середина, а крайности в любом случае приведут к непредсказуемым последствиям, подытожил собеседник «МИР 24».

Источник: mir24.tv

Добавить комментарий