«Проект»: 9 из 10 российских фильмов проваливаются в прокате, несмотря на господдержку

Стремление насаждать патриотизм с помощью кино дорого обходится государству: несмотря на все протекционистские меры, громкие заявления и финансирование едва ли не всех «своевременных» картин, в прокате окупается только десятая часть «коммерческих» фильмов с господдержкой.

Об этом сообщает издание «Проект».
В 2013 году министр культуры Владимир Мединский призвал «перестать размазывать деньги по блюдечку» и сконцентрироваться на съемках «блокбастеров, хороших, кассовых, больших, социально значимых фильмов». По мнению Мединского, это должны быть патриотические фильмы, «после которых хочется жить, и, желательно, здесь».

С этого момента Фонд кино сконцентрировался на коммерчески успешных проектах. Согласно новой стратегии бюджетного финансирования, организация увеличила долю средств, выделяемую на возвратной основе, и стала выдавать их «гарантированно прибыльным коммерческим проектам» вроде «Горько!» Безвозмездно деньги можно давать только «потенциальным блокбастерам», которые без государственной поддержки имеют риск уйти в минус. Финансирование некоммерческого кино — дебютного, экспериментального, детского и документального — на себя взяло в основном Минкультуры.

При этом в список фильмов для господдержки в основном попадают фильмы на патриотические темы. В 2018 году Фонд кино оказался под контролем Минкультуры, который теперь контролирует, как фонд тратит деньги на производство и прокат отечественных фильмов. Однако практика показывает: подавляющее большинство фильмов, производство которых финансирует Фонд кино, проваливаются в прокате. Из изученных «Проектом» фильмов окупились только 19 картин, то есть всего 12%.

«Матильда», «Викинг», «Смешарики» провалились, россияне предпочли спортивные драмы

Самым убыточным оказался фильм «Матильда» Алексея Учителя, получивший от Фонда кино 280 млн рублей. При бюджете фильма в 1,5 млрд рублей в прокате удалось собрать лишь 537 млн рублей. Выход фильма о романе Николая II и балерины Матильды Кшесинской сопровождался спорами об «искажении исторической правды» и оскорблении чувств верующих, срывами показов, а также отказом крупнейших киносетей от проката, поджоги в нескольких городах. Впрочем, независимыми критиками фильм тоже был воспринят неоднозначно.

На втором месте по сумме убытков оказался мультфильм «Савва. Сердце воина» — о юноше, спасающем деревню от гиен. Картина с бюджетом в 1 млрд рублей собрала в прокате лишь пятую часть — 195 млн. Анимационный фильм «Смешарики. Легенда о золотом драконе» собрала только 261 млн рублей при бюджете в 991 млн рублей. Критики мультфильма обвинили создателей в распространении «этнических стереотипов» — в частности, про американцев с гамбургерами.

Еще один проект с высокими убытками — фэнтезийная мелодрама «Он — дракон», главным продюсером которой выступил Тимур Бекмамбетов. Фильм дважды получал субсидии Фонда кино — в 2012-м и 2013 году. При бюджете в 1 млрд рублей он собрал 780 млн рублей и оказался убыточным, хоть и вошел в тройку самых кассовых российских фильмов 2016 года в международном прокате. Провальным проектом Фонда кино стал и фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар», который при бюджете в 810 млн рублей заработал только 74 млн рублей.

Провальным оказался и фильм Андрея Кравчука «Викинг» о князе Владимире и крещении Руси: картину с бюджетом в 1,2 млрд рублей создавали целых восемь лет, но несмотря на это, убыток производителя фильма после отчислений кинотеатрам и дистрибьютору составил 738 млн рублей. Не окупились и дважды профинансированные Фондом кино «Ледокол» , «Территория» и «Дуэлянт».

Среди проектов Фонда кино, которые окупились в прокате, на первом месте оказался фильм «Движение вверх» о победе сборной СССР над сборной США в баскетбольном турнире Олимпийских игр. При бюджете в 450 млн рублей фильм собрал в прокате 3 млрд рублей. Фонд кино поддерживал картину субсидиями трижды: в 2014-м, 2015-м и 2016 годах. Успешным в прокате стал и еще один фильм на спортивную тему: сборы картины «Лед» о фигурном катании составили 1,5 млрд рублей при бюджете в 150 млн рублей.

В список прибыльных проектов, поддержанных Фондом кино, попала военная драма «Сталинград» Федора Бондарчука о событиях Великой Отечественной войны: с бюджетом в 955 млн рублей картине удалось собрать в мировом прокате 3,8 млрд рублей. Также в список прибыльных проектов Фонда кино попали серии фильмов «Елки» и «Горько!»

«Крымский мост» и «подаренные» 100 миллионов

Кроме того, систему распределения бюджетных денег Фондом кино сложно назвать прозрачной. Известен как минимум один случай, когда Фонд кино выделил деньги без традиционной конкурсной процедуры. Так случилось с комедией «Крымский мост. Сделано с любовью!».

В прошлом году выяснилось, что Фонд кино выделил деньги на фильм на основании некоего письма, написанного, предположительно, из Министерства культуры по просьбе первого замруководителя администрации президента Алексея Громова. Фильм Тиграна Кеосаяна по сценарию его супруги, главы телеканала RT Маргариты Симоньян, получил от государства 100 млн рублей. Мединский заявил, что деньги были выделены по конкурсу.

Критике, связанной с непрозрачным механизмом ухода от конфликта интересов, подвергается и Министерство культуры: по словам экспертов, зачастую в конкурсных комиссиях, которые голосуют за решение по тому или иному фильму, находятся и те, кто заинтересован в этом проекте.
Кроме того, производство некоторых фильмов, получивших государственную поддержку, затягивается на годы, или же они вовсе не выходят в прокат. Год назад Фонд кино совместно с Минкультуры провели ревизию и выяснили, что с 2013-го по 2017 годы семь компаний не произвели фильмы, на которые получили деньги.

Деньги — утром, фильмы — никогда

В 2011 году Фонд кино выделил 21,9 млн рублей киностудии «Чеченфильм» на создание картины «Тоска» по рассказу Антона Чехова. Фильм так и не был снят, а компания была ликвидирована в 2014 году. Киностудия была учреждена Министерством культуры Чечни, а в состав попечительского совета «Чеченфильм» входил глава республики Рамзан Кадыров.

Иногда деньги, выделенные Фондом кино на создание фильмов, тратятся компаниями не по назначению. В 2018 году были возбуждены уголовные дела о хищении бюджетных средств у Фонда кино. В деле фигурировали фильмы «Суперпапа», «Боб» и «Сны Севы Горелова». При этом комедия Петра Тодоровского «Сны Севы Горелова» все-таки была произведена и показана на кинофестивале «Окно в Европу» под новым названием «Лавстори».

Несмотря на громкие заявления министра культуры, протекционистские меры Минкульта и то, что некоторым кинокомпаниям удается получать субсидии от Фонда кино едва ли не на каждый свой фильм и не по одному разу, в российском прокате по-прежнему лидируют голливудские фильмы.

Самый титулованный российский фильм не пришелся ко двору

Кроме того, отмечается, что российские фильмы редко способны конкурировать за признание на мировом уровне. Только семь фильмов из всего списка картин, поддержанных Фондом кино с 2012-го по 2017 год, побеждали или хотя бы попадали в номинации престижных зарубежных кинопремий и кинофестивалей.

В 2015 году на статус лучшего художественного фильма конкурса для юношества на Берлинском кинофестивале номинировали фильм «14+» о первой любви российских подростков. В 2016 году на этот же фестиваль отправилась картина «Тряпичный союз». В 2018 году Берлинский кинофестиваль принес награду фильму «Довлатов» Алексея Германа-младшего.

А «Левиафан» Андрея Звягинцева, который получил больше всего зарубежных наград и номинаций, включая «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля и «Золотой глобус», был раскритикован Мединским. После выхода картины министр заявил, что фильмы, которые «откровенно оплевывают российскую власть», не должны финансироваться за счет налогоплательщиков.

Любопытно, что, обосновывая свою политику по поддержке национального кино, Мединский обращался к опыту Франции, называя французскую систему субсидирования культуры гораздо более жесткой, чем в России. Однако, как отмечает «Проект», во Франции государство тратит на финансирование фильмов деньги, заработанные самим кинематографом: 90% денег из местного фонда поддержки уходит на «автоматические платежи» тем, кто уже доказал свою коммерческую успешность. Продюсер, выпустивший коммерчески успешный фильм, получает деньги на новый фильм пропорционально сборам старого. А фильмам с «художественной ценностью», от которых не ждут окупаемости, достается всего 10% средств фонда, причем определяются такие фильмы экспертами.

Источник: newsru.com

Ещё новости

Добавить комментарий